Восемь сорок три. Взлет! В Немецком районе проживает летчик ВВС.

0
930

12 апреля отмечается Всемирный день авиации и космонавтики.  А, буквально накануне,  2 апреля свой 63-й  День рождения отметил наш земляк, житель Редкой Дубравы Николай Михайлович Осинцев, полковник, летчик-истребитель  ВВС.  В момент записи нашего интервью его поздравляла  бывшая  классная руководительница, которая когда-то  уверенно сказала школьнику: «Коля, ты будешь космонавтом!», и, как в воду глядела.

Мечта всей жизни

Алтайский парнишка Коля Осинцев, родившийся в селе Хлопуново Шипуновского района был уверен, что летать хотел с того момента, как родился. – Первая моя игрушка, которую я сам смастерил,  сбитые крест-накрест палочки – самолет, — вспоминает Николай Михайлович. – Летать – это была мечта всей моей жизни, не знаю, чтобы со мной стало, если бы я ее не осуществил. Когда Николай учился в 4-м классе семья переехала в Якутию, в г. Мирный. Квартира Коли превратилась в тренажерный зал, там не было только центрифуги, он сам придумывал для себя снаряды, на которых готовился к поступлению в летное училище, конечно же, в Барнаульское. – Новенькое летное училище тогда было гордостью Барнаула, его визитной карточкой, — с трепетом вспоминает Николай Михайлович, — а конкурс  туда был в 1972 году 10,2 человека на место. Только из Якутии туда собрались поступать 32 человека, и лишь  двое смогли пройти все медкомиссии. Набрали на курс 210 человек, а  выпустили всего 137.

Звездный городок

В училище шел экзамен по авиационной технике. – Я пришел и сказал ребятам, что пойду сдавать последним, — рассказывает Николай Михайлович, — а сам лег на стулья м уснул (накануне допоздна выступали с вокально-инструментальным ансамблем). Чувствую, кто-то смотрит. Зеленые пронзительные глаза. Не офицер. Поспрашивал меня, что да как, а сам все время за руку держал. После экзамена  меня к начальнику училища вызвали, к  генералу Парфенову. Захожу, а там тот же мужчина зеленоглазый, оказалось,  личный врач Гагарина, из Звездного городка.  И вот он подыскивал ребят в  отряд космонавтов – искали не как раньше — летчиков, а с училища отбирали молодежь. С нашего училища взяли двоих, а всего в этом отряде космонавтов было 13 человек. Нас на месяц забрали  на занятия в Звездный городок – об этом мы ничего не говорили своим сокурсникам, секрет.

Занятия нашего героя прервала нелепая случайность – упал с незакрепленного тренажера, получил травму, месяц лечился. Но летчиком все же стал.  А  космонавтом из 13 стал только один человек – Петр Ильич Климук, дважды Герой Советского Союзагенерал-полковник авиации РФ, с которым Николай Михайлович Осинцев до сих пор поддерживает связь.

Налетал на 39 лет

Летчик ВВС Николай Осинцев после  училища попал на службу в 161 истребительный авиационный полк на Западную Украину. Потом были Лиманское, Одесса, Тернополь, Чертков, Средняя Азия, Афганистан, Кавказ, Нагорный Карабах. В Азербайджане полковник Осинцев командовал отдельным летным полком. Когда ему было 35 лет, выслуги было уже на 39 лет (у военных летчиков день идет за два, а в боевых условиях – за три). Он ушел из авиации в расцвете сил, в 36 лет. – В 90-е работу можно было найти только на войне – комментирует Николай Михайлович, — а воевать приходилось в республиках, которые еще вчера были братскими. И это оказалось психологически тяжелее всего.

На земле

Выйдя на пенсию в 36 лет,  летчик ВВС задал себе логичный вопрос – куда дальше? Ему подсказали – возвращайся на родину, на Алтай, в Немецкий район, и уточнили — там порядок такой, как ты любишь. Из Азербайджана  друзья-летчики доставили Николая  до Барнаула. Вот так в летной куртке и комбинезоне он добрался до Немецкого района. В Подсоснове работы не предложили, а в Редкой Дубраве его, мастера спорта, с двумя академиями за плечами (в том числе, и академией  им. Ленина), по гражданской специальности преподавателя истории и общественных наук сразу же взяли учителем в Редкодубравскую школу. Потом  была должность главы села, а с 2010 года и по сегодняшний день Н.М. Осинцев возглавляет исполнительный комитет политической партии «Единая Россия» в Немецком районе.

Николай Осинцев:

«Мы были самыми лучшими летчиками в мире. Нас боялись все без исключения, и по праву боялись. Подготовка у нас была просто сумасшедшая. Мы летали столько, что «крылья болели». Нам было все равно,  с какого аэродрома взлететь и куда приземлиться, неважно,  в каких условиях. Только координаты укажи, куда лететь».

Факт

Летчик ВВС Николай Осинцев начал летать на реактивном самолете Л-29, потом  был Ил-28, потом — ЯК-28, потом  — МИГ- 21. Свою карьеру он завершил на Су-24.

Его позывной был КАЩЕЙ, который потом по просьбе летчика был изменен на ЧИБИС.  Ну не совпадало состояние его души с образом злодея из сказки. В Москве пошли на встречу.

Номерной позывной летчика Осинцева – 8-43. Также заканчивался его рабочий телефонный номер на должности главы в Редкой Дубраве. И это совпадение напоминало о небе.

О чем еще рассказал собеседник

Звали в «Песняры»

С училищных пор я занимался в ансамбле, продолжил это и уже будучи летчиком. На Всесоюзном конкурсе «С песней по жизни» мы с ребятами стали лауреатами. А буквально через неделю после конкурса из Америки в Одессу приехал Владимир Мулявин с группой «Песняры». Он внимательно отслеживал все эти конкурсы, подбирал голоса себе в ансамбль. И вот идем мы с полета,  меня вызывают к командиру. Зашел к полковнику, смотрю – знакомый какой-то мужик сидит. – Не узнаешь меня? — спрашивает. Я когда голос услышал, говорю – Мулявин?  Я даже имя его (Владимир) не сразу вспомнил.  — Хотел, чтобы ты ко мне подъехал, — сказал Мулявин, — но с вашими порядками самому пришлось. Я выступление ваше послушал. У тебя тембр, голос, который мне нужен.

А я никогда артистом-то быть не хотел, тем более, мне капитана скоро получать. Я так и сказал: «Нет». А Мулявин говорит: «Да я тебя еще не беру. Петь ты не умеешь, тебя года два еще учить надо будет, чтобы ты запел. Но я тебе предлагаю. А деньги пойдут, запоешь еще лучше. Правда, работа будет разъездная».  И предложил мне спеть, мол, не зря же он сюда ехал.  Пошли мы с ним в Дом офицеров. Он сел за рояль. И спрашивает: «Что петь будешь?»  А надо сказать, что среди летчиков меня «песняриком» звали, потому что я из репертуара «Песняров» многое пел – и «Олесю», и «Вологду». Я ему и говорю, мол, спою «Беловежскую пущу» или «Веронику». Он играет, а я пою. Он сидит, носом водит, а потом говорит: «У тебя голос есть, резерв есть. Но петь ты не умеешь просто, не умеешь реализовать то, что заложено, но ты мне нравишься». Он дал тогда мне свою визитную карточку.

После этого мы с ним встречались еще два раза. Я был в Минске на учениях. Услышал по радио, что «Песняры» выступают у себя на родине, в Минске. И я пошел, и попал как раз на репетицию. Мулявин меня сразу узнал: «Что, надумал? С вещами?» Я сказал, что проездом. И мы с ним спели даже.

Еще один раз мы встретились у него дома. Просто попили кофе. Больше не виделись.

Фото Павла Гебгардта и из личного архива Николая Михайловича Осинцева

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here